комментарии и ответы

Неопровержимый факт Нанкинской резни не должен подвергаться искажению

Время издания:24-09-2015 | Увеличить шрифт | Уменьшить шрифт

Автор:Чжу Чэншань | Источники:Газета "Гуанмин жибао"

Нанкинская резня  - это общепринятое название совершенных японской армией после захвата ею Нанкина массовых убийств, изнасилований, поджогов, грабежей и других зверств; это наиболее варварский и бесчеловечный из всех случаев жестокостей в ходе завоевания Китая Японией. Начиная с 80-х годов 20 века правое крыло Японии непрестанно использует свое влияние для фабрикации нелепых теорий, ставящих под сомнение или опровергающих исторический факт Нанкинской резни, изо всех сил пытаясь представить в хорошем свете военных преступников милитаризма. Но, в конечном итоге, ложь не может скрыть кровью написанную историю, и факт Нанкинской резни не подлежит искажению. В ходе шокировавших весь мир массовых убийств чудовищной жестокости, совершавшихся японскими захватчиками в Нанкине, они оставили множество свидетелей, свидетельств и улик. Данная статья опирается на материалы Мемориального музея погибших во время Нанкинской резни от рук японских захватчиков, которые собирались, упорядочивались и изучались в течение долгих лет, и которые содержат множество неопровержимых доказательств Нанкинской резни, не подлежащих сомнению и искажению. 

I. Вынесенные международным трибуналом и китайским судом в Нанкине два исторических решения уже тогда констатировали законное мнение о Нанкинской резне 

В начале 1946 г. образованный в Токио 11 государствами (включая Китай, США, Великобританию и Советский Союз) Международный военный трибунал для Дальнего Востока (далее именуемый "Международный трибунал") на основании Потсдамской декларации, в духе следующих ее слов: "Мы не стремимся к тому, чтобы японцы были порабощены как раса или уничтожены как государство, но все военные преступники, включая тех, которые совершили зверства над нашими пленными, должны понести суровое наказание", - в течение двух лет и шести месяцев проводил судебное разбирательство над нарушившими мир, нарушившими законы и общепринятые правила войны и совершившими преступления против человечества японскими захватчиками. 

В виду того, что Нанкинская резня является чрезвычайно показательным примером жестокости фашистов во время Второй мировой войны и наиболее крупным из зверств милитаристской Японии по отношению к народам Азиатско-Тихоокеанского региона, разбирательство Международного трибунала по этому делу было строгим и тщательным. Как вспоминает направленный Китаем на Международный трибунал помощник прокурора Цю Шаохэн: "С марта по июнь 1946 г. по предложению старшего прокурора следственного отдела Международного трибунала Джозефа Киннана (гражданина США) я, вместе с помощником прокурора США Ши Дэном и полковником Ма Ло, два раза был командирован на Родину старшим прокурором Китая Сян Чжэцзюнем для поиска свидетелей Нанкинской резни. В ходе расследования и сбора доказательств в Нанкине мы получили поддержку Министерства юстиции и Высшего суда, из огромного множества материалов о резне выбрали около 100 письменных документов и вернулись в Токио с выжившими свидетелями Нанкинской резни У Чандэ, Шан Дэи, а также американцами Мацзи, Шмидтом, Бейдесом из Международной комиссии Нанкинской зоны безопасности и другими (всего было более 10 свидетелей - китайцев и иностранцев)". Участвовавший в работе Международного трибунала председатель суда китаец Мэй Жуао также вспоминает: "Мы почти три недели слушали устные показания приехавших из Китая китайских и иностранных свидетелей-очевидцев (более 10 человек), наблюдали очные ставки и слушали разъяснения прокуроров и адвокатов ответной стороны, приняли более 100 письменных показаний, подтвержденных присягой, и соответствующих документов, а также лично допросили Мацуи Иванэ". 

На основании большого количества свидетельских показаний и вещественных доказательств Международный трибунал признал зверства японской армии в Нанкине невиданным в новейшей истории актом жестокости. В приговоре Международного трибунала, насчитывавшем 1218 страниц, две специальные статьи посвящены приговору по вопросу об "Атаке Нанкина" и "Нанкинской резне", в которых преступления, совершенные японскими захватчиками в Нанкине, признаны "заранее предумышленными" "массовыми убийствами невинных горожан и военнопленных", "совершенной японской армией широкомасштабной резней, продолжавшейся 6 недель", "убийствами японской армией в Нанкине более 200.000 человек, не включая сброшенные японской армией в реки или сожженные трупы (приблизительно 150.000)". Согласно приговору трибунала Нанкинская резня включала "погромы, децентрализованные массовые убийства, изнасилования, грабежи, поджоги", "всевозможные преступления в Нанкине совершались низшими слоями японской армии по молчаливому согласию или при поддержке правительства". Согласно торжественному приговору Международного трибунала, главный виновник Нанкинской резни Мацуи Иванэ был повешен, понеся справедливое наказание. 

Согласно принципам международного права и постановлениям образованной 11 государствами, включая Китай, Великобританию, США и Советский Союз, Комиссии по Дальнему Востоку о наказании японских военных преступников, военные преступники категории А судились Международным трибуналом, а военные преступники категорий В и С - военными трибуналами, организованными потерпевшими странами. В феврале 1946 года был официально создан Китайский нанкинский военный трибунал над японскими военными преступниками (далее называемый "Китайский нанкинский трибунал"), его председателем стал Ши Мэйюй. Командир шестой дивизии японской армии, военный преступник категории В Хисао Тани, участники нанкинского "состязания в убийстве ста человек мечом" палачи Тосиаки Мукаи, Цуёси Нода, Танака Гункичи и другие преступники один за другим предстали перед Нанкинским трибуналом. 6-8 февраля 1947 Китайский нанкинский трибунал первым делом провел 3-дневное судебное разбирательство по делу Хисао Тани. 3 свидетеля-иностранца и более 80 свидетелей-китайцев выступили в суде, рассказав о злодеяниях, совершенных подведомственной Хисао Тани воинской частью японской армии в Нанкине; на суде присутствовали более тысячи человек. 18 декабря проводилось судебное разбирательство по делу Тосиаки Мукаи, Цуёси Ноды и Танака Гункичи, в зале суда не было свободных мест. На основании большого количества свидетельских показаний и вещественных доказательств Китайский нанкинский трибунал после неоднократных расследований и проверок признал, что "количество наших соотечественников, убитых в ходе организованной японской армией Нанкинской резни превышает 300.000 человек", "командование японской армии в лице Хисао Тани, Накадзима, Ушидзима, Суемацу организовало массовые убийства военнопленных и мирного населения", "осуществленные японской армией поджоги привели к тому, что дотла сгорела почти половина Нанкина", "японская армия осуществляла произвольные грабежи и бесчеловечные изнасилования", "офицеры японской армии развлекались, соревнуясь в убийстве китайцев мечом". Торжественным решением суда Хисао Тани, Тосиаки Мукаи, Цуёси Нода, Танака Гункичи и другие военные преступники, участвовавшие в Нанкинской резне, были приговорены к смертной казни. 

Таким образом, окончательные правовые решения по делу о Нанкинской резне принимались совместно в ходе рассмотрения Токийским трибуналом и Китайским нанкинским трибуналом; это исторические решения, действующие в полном соответствии с законами. 

II. Записи о захоронениях того времени и свидетельские показания об уничтожении трупов японской армией с целью сокрытия следов преступлений являются неопровержимыми доказательствами Нанкинской резни 

Массовые убийства чудовищной жестокости, совершенные в Нанкине японской армией при ее вторжении в Китай, оставили сотни тысяч трупов. После захоронения или уничтожения этих трупов остались записи о захоронении, ставшие наиболее убедительными доказательствами убийства японской армией более 300.000 китайцев. 

В то время существовало четыре основные пути захоронения или уничтожения тел:  

1) захоронение тел погибших восемью общественными благотворительными организациями: Нанкинским филиалом и филиалом Багуачжоу Международного Красного Креста, Нанкинским филиалом Общества Красного Креста Китая, приютом Чун, приютом Тун, Управлением по исполнению обязанностей погребения, приютом Шуньань, приютом Миндэ, которые не могли вынести трагической картины, свидетелями которой они стали, всего захоронено 198.000 тел;  

2) захоронения, проведенные временными бригадами захоронения, организованными горожанами, которые не могли вынести зрелища тел своих родных и близких, лежащих под открытым небом, всего захоронено 42.000 тел;  

3) массовые захоронения в зоне 1, 2, 3 и районе Сягуань, осуществленные марионеточным правительством для сокрытия массовых убийств и преступлений японской армии, всего захоронено 16.000 тел;  

4) тела, уничтоженные японскими завоевателями для того, чтобы скрыть кровавое насилие, сфабриковать подобие мира и избежать осуждения мирового сообщества, всего 150.000 останков.  

Если учесть все спрятанные тела и останки уничтоженных трупов, а также принять во внимание действия на протяжении сокрытия и уничтожения тел, а также возможные пересечения и двойные подсчеты в статистике, то можно увидеть, что число жертв Нанкинской резни, превышающее 300.000 человек, основано на фактах.    

III.Такие исторические материалы, как дневники и изображения, принадлежавшие  представителям лиц нарушающей стороны, потерпевшей стороны и третьих стран, образуют тройную цепь доказательств 

При капитуляции Японии было уничтожено немало материалов, имеющих отношение к Нанкинской резне. С целью сокрытия исторической правды Япония до сих пор не опубликовала свои архивы. Но с 1970-х годов 20 века в японских издательствах и печатиодин за другим были опубликованы несколько дневников офицеров и солдат японской армии и свидетельские материалы репортеров, приписанных к воинской части. Эти свидетельства, поступившие от нарушившей стороны, предоставили доказательства для изучения дела Нанкинской резни. В основном эти материалы включают:  

1) дневники солдат и офицеров японской армии, участвовавших в Нанкинской резне. Например, в 1984 году в специальном приложении к 169номеру журнала "История и люди" был опубликован дневник командира захватившей Нанкин 16 дивизии японской армии Накадзима Кэсаго "Дневник Чжэньчжун"  (“Дневник посреди поля боя”), где написано, что "из-за политики  «главным образом не брать пленных» решено немедленно за один раз всех уничтожить". Это ясно и несомненно указывает на то, что массовые убийства военнопленных были политикой, установленной командованием армии.  

2) Свидетельства офицеров и солдат японской армии, принимавших участие в Нанкинской резне. Например, в августе 1971 принимавший участие в Нанкинской резне ветеран японской армии Окамото Кэнзо в интервью журналу "Китай" подробно описал, как японская армия избавлялась от трупов: "Некоторые говорят, что Нанкинской резни никогда не было, это чушь! Я был там и все видел”.  

3) Свидетельства  очевидцев - репортеров, приписанных к воинским частям. К примеру, Дзиро Судзуки был военным корреспондентом газеты "Ежедневные токийские новости", в ноябрьском номере журнала "Мару он опубликовал статью "Трагедия Нанкина, которую я видел своими глазами". В статье он вспоминает: "15 числа (декабря 1937 г.), проходя через (нанкинские) ворота Гуанхуа, по обе стороны дороги увидел бесконечные окопы, заполненные огромным количеством сожженных и сгнивших трупов, середина улицы была покрыта деревянными столбами, под которыми также лежали трупы, сломанные и отделенные конечности; это было не иначе как воплощение ада на земле". 

  В Мемориальном музее погибших во время Нанкинской резни от рук японских захватчиков хранится архив с более чем 4000 материалами, записанными со слов выживших в Нанкинской резне, на основе которых были проведены несколько крупных исследований и которые собираются со времени основания музея уже 30 лет.  

Во-первых, после войны в 1946 г. для осуществления "двумя трибуналами" суда над японскими военными преступниками было проведено расследование Нанкинской резни, в ходе которого обнаружилась группа выживших. Одним из переживших Нанкинскую резню был У Чандэ, полицейский дорожной службы, который отвечал за поддержание порядка в зоне международной безопасности. Он рассказывал: «15 декабря 1937 года около 8 часов утра внезапно пришли более 10японских солдат, штыками и рукоятками мечей выгнали всех молодых и крепких мужчин наружу и собрали на улице, всего больше двух тысяч человек. Их отправили на берег реки Циньхуай за воротами Ханьчжун. Во время массового убийства меня придавило телами погибших соотечественников и так мне удалось выжить, а когда японские военные кололи их штыками, у меня на спине прокололи дырку".  

Во-вторых, в 1984 году в ходе переписи населения шести городских районов Нанкина и четырех пригородов обнаружилось, что в Нанкине все еще живут 1756 человека, переживших Нанкинскую резню. Одна из них, Ся Шуцинь, в то время жила в новом переулке внутри ворот Чжунхуа; в одном большом дворе жило две семьи, 13 человек. Когда пришли японские солдаты, они за каких-то 10 минут застрелили 7 человек семьи Ся и 4 человек из соседской семьи, ее мать и двух старших сестер изнасиловали и убили, а она и ее младшая сестра выжили. В то время ей было всего 7 лет, а сестре только 4 года. Ее ткнули штыками в левую руку и дважды — в спину, шрамы на теле остались до сих пор.  

В-третьих, летом 1997 года Мемориальный музей совместно с Отделом народного образования г. Нанкин осуществили крупномасштабную перепись населения в возрасте старше 70 лет по 15 городским районам и обнаружили, что еще живы 1213 человека, переживших Нанкинскую резню. Один из них, Жун Дэ, тогда видел, как японская армия поджигала санитарную часть на ул. Фэнфу. Пламя было огромным, и жители близлежащих домов один за другим выбежали тушить пожар, но как только они подбежали, заранее спрятавшаяся в соседней казарме большая группа японских солдат перелезла стену и стала прокалывать людей штыками, а зарезанных насмерть бросать в костер. Жун Дэ удалось уцелеть в пожаре. 

Масштаб Нанкинской резни огромен, жестокость невообразима, количество жертв неисчислимо, о чем осталось множество писем, дневников и показаний свидетелей, как китайцев, так и иностранцев, которые являются подлинными доказательствами, раскрывающими сущность проводимой японской армией Нанкинской резни. Одним из таких доказательств является "Архив зоны безопасности Нанкина", где описываются зверства японской армии. Записи в этом архиве составлены оставшимися в Нанкине из гуманитарных соображений гражданами США, Великобритании, Германии, Дании и других стран, которые непрестанно выражали протесты и взывали к японской военной администрации и посольству Японии. За менее чем два месяца число официальных писем, врученных членами Комиссии нанкинской зоны безопасности японской стороне составило 69 штук, а число докладов о зверствах японской армии - 428.  

Другим доказательством является "Архив дипломатических представителей посольств в Китае". Например, в 1990 г. в потсдамском отделении Немецкого архива обнаружили направленное в Министерство иностранных дел Германии сотрудником посольства Германии в Китае Лосэном досье из около 200 страниц о лично увиденных сотрудником бесчинствах японской армии во время Нанкинской резни. В досье есть запись от 24 декабря 1937 г., когда сотрудник посольства плыл на корабле в Шанхай: на окраине Нанкина она увидел "горы сложенных друг на друга человеческих тел в одежде гражданского населения".  

Еще одно доказательство - "Отчет по итогам расследования Нанкинской международной комиссии по оказанию помощи". Данная комиссия поручила профессору Нанкинского университета Ши Майсы и его помощнику провести расследование случаев пострадавших от агрессии японской армии в городских районах и пригородах Нанкина за период с декабря 1937 до февраля 1938 годов, а в июне того же года он представил подлинные "Фотографии военного бедствия Нанкина", отмечая: "73% зданий в городе подверглись разграблению, а в районе Чэнбэй - 96%. В среднем 88% зданий в каждом районе города разрушены, на окраинах - 90%, а в районе Чэнбэй уровень разрушения достиг 99,2%". Четвертым доказательством являются письма, дневники и аудиовизуальные материалы оставшихся в Нанкине иностранных граждан. Они подробно и тщательно описывали зверства японской армии, свидетелями которых они стали, в письмах своим родным и друзьям. Например, в январе 1995 г. в Нанкинской больнице Гулоу обнаружили дневник американского врача Вилсона. В дневнике описывается жестокость поджогов, убийств, изнасилований и грабежей в Нанкине, совершенных вторгшейся в Китай японской армией.  

Пятым доказательством являются сводки новостей с места событий иностранных журналистов. Так, оставшийся в Нанкине журналист "Нью-Йорк Таймз" Дедин, уезжая из Нанкина 15 декабря 1937 г., стал свидетелем жестоких массовых убийств, совершенных японской армией. Из Шанхая он отправил сообщение: "Военнопленные полностью истребляются, жестокости японской армии в Нанкине нет границ, гражданское население беспощадно убивается; посольство США подверглось атаке".18 декабря оно было напечатано в "Нью-Йорк Таймс", став первым известием, рассказавшим всему миру о Нанкинской резне. 

Перед лицом этих достоверных фактов, то, что Нанкинская резня имела место не подлежит сомнению, и уж тем более не может быть отрицаемо. Японские правые силы и политиканы игнорируют исторические факты и истину, настойчиво фабрикуют ложные свидетельства и пытаются скрыть неоднократные преступления японских милитаристов по отношению к народам Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности, китайскому народу, продолжая обманывать мировую общественность и народ Японии. Такие высказывания и действия не опираются на исторические исследования и могут вызвать только презрение у любых любящих мир людей. 

 (Автор: директор Мемориального музея погибших во время Нанкинской резни от рук японских захватчиков) 

Ссылки по теме