комментарии и ответы

Исторический обзор института национальной районной автономии КНР

Время издания:05-02-2015 | Увеличить шрифт | Уменьшить шрифт

Автор:Се Чжун | Источники:«Современный мир и социализм», 5-й номер 2014 года

[Краткое содержание]Национальная районная автономия – это основной политический курс в решении национальных вопросов с позиций теории марксизма, внедряемый КПК, это основная политическая система КНР. На протяжении более 60 лет с момента основания КНР институт национальной районной автономии в общих чертах прошел 4 этапа: стабильное продвижение, зигзагообразное развитие, всесторонний отход назад, восстановление и усовершенствование. В данном процессе наблюдалась общая тенденция «передовые и отстающие в хороших условиях, середняки – в плохих». Как негативный, так и положительный исторический опыт показал, что национальная районная автономия – это действительно неизбежный этап в решении национальных проблем Китая. 

29 сентября 1949 года на первом пленарном заседании НПКСК была принята временная конституционная «Общая программа НПКСК». В ней в п. 51 главы 6 четко установлено: «В каждом районе концентрированного проживания национальных меньшинств должна быть реализована национальная районная автономия, согласно количеству концентрированно проживающих национальностей и размерам самого района  будут создаваться различные органы национального самоуправления»[1]. Данное положение знаменует, что национальная районная автономия от основного политического курса КПК уже развилась до основной политической системы КНР. На протяжении более 60 лет с момента основания КНР институт национальной районной автономии прошел 4 этапа. 

I. Этап стабильного продвижения (1949-1956 гг.) 

В течении 7 лет с момента образования КНР до завершения социалистического преобразования партия и государство твердо придерживались направления «обдуманного и стабильного продвижения». Одновременно со всесторонним продвижением института национальной районной автономии постепенно производилось стандартизированное и системное обобщение опыта, своевременно проверялись результаты продвижения национальной политики. Поэтому на данном этапе в работе по национальной районной автономии наметились явные отличительные черты стабильного продвижения. 

1. Поэтапное создание национальных автономных районов 

Три года восстановления национальной экономики – это начальный этап продвижения национальной районной автономии. С момента образования КНР в стране был 1 автономный район уровня провинции (Автономный район Внутренняя Монголия), 2 особых автономных района и 4 национальных автономии уровня уезда.[2] К декабрю 1952 года всего было создано 42 национальных автономных района уровня уезда и выше. В том числе 1 - уровня административного управления, 9 специальных районов, 32 автономии уровня уезда.[3] Кроме того, было множество районов уездного подчинения, автономных районов уровня волости. Из-за различных исторических ограничений, особенно в связи с тем, что работа по национальной идентификации еще не была развернута в полной мере, в то время было лишь 15 известных в стране и за рубежом национальностей, которые получили районную автономию, в большинстве созданных автономных районов были довольно очевидные и дружные межнациональные отношения. Они-то и стали образцом для дальнейшего продвижения национальной районной автономии. Кроме того, чтобы в полной мере обеспечить демократические права, при которых национальные меньшинства становятся полноправными хозяевами, в местах смешанного проживания национальных меньшинств или в районах концентрированного проживания национальных меньшинств, где временно не введены условия автономии, было создано более 200 местных национально-демократических коалиционных правительственных органов административного уровня, в том числе в провинциях, специальных районах, уездах, районах уездного подчинения, волостях и т.д. Таким образом, в начальный период после создания КНР местные правительственные органы Китая были трех типов: обычное народное правительство, правительство автономии национальных меньшинств и национально-демократическое коалиционное правительство. 

  За 4 года социалистического преобразования большинство национальных районов все еще оставались в стадии демократических преобразований. С распространением в полную меру работы по демократическому строительству и этнической идентификации стали появляться автономные районы, которые протянулись с севера и северо-востока до северо-запада и юго-запада, а затем и до южной центральной части и юга. В типах автономии наблюдалась тенденция к диверсификации, а именно: был унитарный тип, коалиционный тип, охватывающий тип (когда район национальной автономии унитарного или смешанного типа включал один или несколько других автономных районов национальных меньшинств). К концу 1956 году в Китае был создан 1 новый автономный район уровня провинции (Синьцзян-Уйгурский автономный район), 1 Подготовительная комиссия автономного района уровня провинции (Подготовительная комиссия Тибетского автономного района), 22 автономных округа или специальных автономных района, 43 автономных уезда или национальных автономных районов уровня уезда. Количество национальностей, для которых была реализована районная автономия, увеличилось до 31.[4] 

Кроме того, в первые 7 лет после создания КНР на основании исторических особенностей межэтнических отношений и фактических потребностей социально-экономического развития были откорректированы административное деление и отношения подчинения в части национальных автономных районов. Данное корректирование имело непосредственное и значительное влияние на структуру районной национальной автономии Китая. Например, были устранены организационные структуры трех провинций: Чахар, Суйюань, Жэхэ; была объединена Внутренняя Монголия, и, таким образом, для развития и процветания Автономного района Внутренняя Монголия были созданы очень благоприятные условия. 

2. Постепенная стандартизация национальной районной автономии 

Национальная районная автономия на начальном этапе после образования КНР находилась в зачаточном состоянии, в ней наблюдался ряд проблем недостаточной стандартизации. Например, не были стандартизированы наименования, было слишком большое количество уровней: волость (деревня), район, уезд, специальный район и 5 уровней выше специального района, и все это называлось общим словом «автономный район», нельзя было из наименования понять административный статус; некоторые наименования были к тому же недостаточно четкими. Поэтому Центральный комитет по делам национальностей в декабре 1951 года провел второе расширенное заседание. Председатель Центрального комитета Ли Вэйхань выступил с докладом «Ряд проблем, связанных с национальной политикой», который в последующем сыграл важную роль в стандартизации и продвижении института национальной районной автономии. 9 августа 1952 года в Китае была опубликована «Программа реализации национальной районной автономии». Данная «Программа» имела важное, с перспективой на будущее значение в работе с национальностями КНР. С одной стороны ее опубликование говорит о том, что в работе по национальной районной автономии Китая был сделан первый шаг к легализации и стандартизации. До 1984 года, когда был издан «Закон о национальной районной автономии», «Программа» стала первым специальным нормативным актом по национальной районной автономии КНР, который к тому же стал важным юридическим основанием для решения межнациональных проблем и регулирования межнациональных отношений Китая. С другой стороны, установленные в «Программе» основные принципы и отражаемые важные идеи были приняты и использованы в конституции Китая, а также стали непосредственным юридическим первоисточником для разработки «Закона о национальной районной автономии». 

  Первая конституция КНР была опубликована в 1954 году, в ней появились более авторитетные положения по национальной районной автономии. Данная конституция имеет историческое значение для процесса разработки системы национальной районной автономии. Как показала практика, для национальных меньшинств с небольшой концентрацией в районах уездного подчинения, селах и т.д. не нужно полностью реализовывать различные права автономии и не нужно создавать там органы самоуправления. Таким образом, конституция 1954 года утвердила трехуровневую систему, в которую вошли автономный район, автономный округ, автономный уезд, районы национальной автономии уездного уровня и ниже утверждены не были. Но, чтобы в полной мере обеспечить демократические права национальным меньшинствам с внутренним управлением в менее населенных районах или в районах с малой численностью концентрированно проживающих национальных меньшинств, в конституцию 1954 года были внесены дополнения по национальной районной автономии – была добавлена национальная волость. Кроме того, с момента образования КНР, путем пропаганды и последовательной реализации политики национального равенства, национальные меньшинства в полной мере получили демократические права, связанные с возможностью участия в Народном правительстве всех уровней. Местное национально-демократическое коалиционное правительство всех уровней выполнило свою историческую миссию. Таким образом, конституция 1954 года не определила форму политической власти местного национально-демократического коалиционного правительства. Согласно конституционной идее, с конца 1955 года началась работа по изменению местного национально-демократического коалиционного правительства и по корректированию национальных автономных районов уровня области и волости, стали создаваться национальные волости. В апреле и декабре 1956 года данные виды работ были завершены. Начиная с этого времени, институт национальной районной автономии практически сложился. Кроме того, для адаптации к новым положениям конституции о национальной районной автономии Совет народов ВСНП, начиная с 1955 года, приступил к разработке проекта закона о национальной районной автономии. 

3. Своевременное обобщение опыта по национальной районной автономии и проверка результатов ее реализации 

В июне 1953 года на третьем расширенном заседании комитета по национальным вопросам Центрального народного правительства были разработаны «Основные итоги опыта реализации национальной районной автономии». Благодаря обсуждению, принятию и публикации Госсоветом, данные «Итоги» возымели широкое социальное влияние. Затем, на четвертом рабочем собрании единого фронта Китая, который прошел в июне-июле того же года, были приняты «Основные итоги работы партии с национальными меньшинствами за последние несколько лет». Несмотря на то, что объем данного документа небольшой,его изложение очень глубокое, в последующем он был распространен ЦК КПК в рамках партии. На основе этих двух вышеуказанных документов с разных ракурсов было произведено системное обобщение работы партии и государства в отношении национальностей, в особенности основного опыта по реализации национальной районной автономии, что сыграло важную роль в дальнейшем продвижении национальной районной автономии. Кроме того, в 1952 и 1956 гг. ЦК КПК дважды провел общегосударственную проверку результатов реализации политики в отношении национальностей, были исправлены две ошибочные тенденции: великоханьский шовинизм и местный национализм. Данной серией мероприятий партия и государство устранили идеологические преграды для дальнейшей реализации национальной районной автономии и создали благоприятные политические условия и активьную социальную среду 

II. Этап зигзагообразного развития (1957—1966 гг.) 

За 10 лет, как и в любой другой работе, в создании национальной районной автономии были двойственные черты, в ней переплелись успехи и промахи, сложности и прогресс. 

1. Поднимающая голову «левая» идеология и ее вред для национальной районной автономии 

«После 1957 года идеология  «левых» подняла голову и постепенно вышла на передовые позиции»[5]; ведущая идеология работы с национальностями постепенно отклонилось от курса марксизма. У этого явления было 2 основных вида проявлений: во-первых, считалось, что национальные проблемы по существу являются классовыми проблемами, поэтому национальные проблемы приравнивали к проблемам, связанным с классовой борьбой. Еще в июне 1958 года ЦК КПК выдвигало такую точку зрения.[6] В августе 1963 года Мао Цзэдун в своем «Заявлении о поддержке борьбы против расовой дискриминации афроамериканцев» заявил: «Национальная борьба, если смотреть в корень, является вопросом классовой борьбы».[7] Этот знаменитый тезис имел особое конкретное значение, но в политических условиях непрерывного подогрева и расширения классовой борьбы он постепенно был обобщен и распространился как ведущая идеология в работе с национальностями. Во-вторых, считалось, что в «социализм уже построен, и разделения на национальности быть не может».[8] Вслед за все более набирающим обороты «поветрием коммунизации» внезапно стало пробуждаться «поветрие слияния национальностей». Хотя вышеназванные два проявления идеологии «левых» не однородны, но они в одинаковой степени представляли опасность, что привело к серьезным последствиям, необходимости принятия радикальных мер и полному отказу от работы с национальностями. 

Под руководством идеологии «левых» в национальных районах также была развернута борьба против «правых», «большой скачок» и движение за создание народных коммун в деревне, таким образом, институт национальной районной автономии был разрушен. Во-первых, в некоторых местах произошло существенное сокращение кадров из национальных меньшинств. В борьбе против «правых» много кадров из национальных меньшинств, представители национальных религиозных конфессий, интеллигенция и даже обычные люди были арестованы, переданы на трудовое воспитание, отстранены от должности и даже репрессированы (что порой приводило к их смерти) по обвинениям в «причастности к местному национализму», «причастности к этническому сепаратизму» и т.д. Во-вторых, система национальной районной автономии подверглась произвольному корректированию. Например, под влиянием «поветрия коммунизации», «поветрия слияния национальностей» все национальные волости были упразднены, их заменили «сельские народные коммуны»; многие автономные уезды были объединены. На уровне автономных округов в связи с объединением областей появились пустые названия, в связи с реализацией в областях местного управления был понижен административный статус данных областей, некоторые из низ были включены в несколько обычных уездов, таким образом, соотношение национальных меньшинств с автономией значительно снизилось на фоне общего населения области. В-третьих, национальные меньшинства вынуждены были изменить свой традиционный уклад жизни и работы. Так, например, земледельцев и животноводов заставляли вступать в кооперативы. За исключением Тибета, в районах проживания национальных меньшинств за несколько месяцев была проведена коллективизация; был совершен «большой скачок» в столовых, «большой скачок» в металлургии, «большой скачок» в капитальном строительстве, «большой скачок» в поднятии целины, при котором происходило уничтожение лесов и полей; все это привело к резкому ухудшению экологической обстановки и неурожаю на протяжении нескольких лет в сфере сельскохозяйственного производства. Жизнь национальных меньшинств вновь оказалась в тяжелом положении, даже произошло аномально сильное сокращение численности населения; некоторые группы, проживающие на границе, одна за другой «совершали побег». Кроме того, религиозные верования, обычаи и традиции национальных меньшинств трактовались как «феодальные суеверия» и «отсталый консерватизм» и были устранены. Появились ограничения для языка и письменности национальных меньшинств. 

2. Корректирование национальной политики и удар по работе с национальностями в результате повторного накала классовой борьбы 

Из-за наступления трех лет стихийных бедствий ажиотаж вокруг «левых» постепенно поутих. В январе 1961 года на девятом пленуме ЦК КПК восьмого созыва было решено провести корректирование национальной экономики. В соответствии с этим важным условием партия и государство также провели корректировку национальной политики. В июле-августе 1961 года на северо-западе Китая было организовано Первое рабочее собрание по вопросам национальностей, вступило в действие корректирование национальной политики. Затем, в апреле-мае 1962 года прошло Всекитайское рабочее собрание по вопросам национальностей. На основании полномерной проверки работы с национальностями, религиями и Единым фронтом со времени «большого скачка» на данном собрании был разработан рабочий курс и соответствующие политические меры по районам национальных меньшинств (главным образом по автономным районам разных уровней) на ближайшие 5 лет. В июне того же года ЦК КПК распространило доклад рабочего собрания по вопросам национальностей, представленный Уланьфу, Ли Вэйханем и еще двумя товарищами. Впоследствии в Гуйчжоу, Юньнани, Нинся, Гуанси, Ляонине, Внутренеей Монголии и других районах в разное время прошли рабочие собрания по вопросам национальностей. В рамках данной серии рабочих собраний по вопросам национальностей большая часть кадров вновь осознала, что проблема национальностей обладает длительным характером; работа с национальностями должна начинаться, фактически, с национальных районов; очень важно сосредоточить силы на восстановлении и развитии экономики, улучшении жизни народа. Таким образом, ошибка, связанная с отклонением к «левым» и, как результат, повлекшая уничтожение множества национальных районных автономий, была исправлена, а работа с национальностями вновь была поставлена на правильный марксистский путь. 

Однако, начиная с сентября 1962 года, когда прошло десятое пленарное заседание ЦК КПК восьмого созыва, вновь вспыхнула классовая борьба. Впоследствии одно за другим появлялись движения за «социальное образование», движение «четырех чисток», в результате чего на работу с национальностями, которая только-только встала на правильные рельсы, вновь обрушился серьезный удар. К примеру, в национальных районах, где не было демократических преобразований, «наверстывали упущенное», было пересмотрено разделение на классы; осуждению подверглась политика «обоюдовыгодной борьбы против трех зол (империализма, феодализма, бюрократического капитала)», проводимая в скотоводческих районах; раскритикована была мирная реформа, проводимая в национальных районах, которая была приравнена к пути ревизионизма «классового примирения»; товарищ Ли Вэйхань, который долгое время отвечал за работу с национальностями и руководил единым фронтом ЦК, подвергся обвинению в «ревизионизме и капитулянтстве» и был отстранен с руководящей должности. 

3. В процессе исправления ошибок «левых» взглядов на национальную районную автономию был достигнут значительный прогресс 

За 10 лет строительства национальная районная автономия, хотя и пострадала от помех и разрушения, вызванных идеологией «левых», но тем не менее, выступая в роли основного политического курса, направленного на решение межнациональных проблем в Китае, она продолжала свое движение вперед. Особенные усилия народов всех национальностей партия направляла  на корректирование и преодоление ошибок «левых». Поэтому даже на этапе зигзагообразного развития национальной районной автономии были получены значительные успехи. Во-первых, были созданы 3 новых автономных района, 5 автономных областей и 26 автономных уездов, количество национальных меньшинств, на которых распространилась политика районной автономии, достигло 38.[9] К тому времени базовая структура и масштабы районов с национальной автономией в Китае уже в основном сложились. Во-вторых, после движения за народные коммуны большая часть национальных меньшинств вступила на путь социализма. В условиях серьезных изменений в истории социума хотя и возникли отклонения к «левым», но, в целом, это было согласовано с закономерностями социального развития человечества, для экономического и культурного развития национальных районов и укрепления социалистических межнациональных отношений это открыло широкие перспективы. В-третьих, согласно Конституции 1954 года, на всех уровнях национальных автономных районов Китая была создана система Собраний народных представителей, что заложило основу в виде политической системы для внутреннего управления делами национальных меньшинств. В-четвертых, на уровне всего государства укрепили свои позиции кадровые работники и специальный технический персонал из национальных меньшинств. Хотя количество кадров из национальных меньшинств в некоторых национальных районах значительно сократилось в связи с расширением борьбы против «правых», тем не менее, партия и государство подготовили большое количество управленцев и специалистов из работающего населения всех национальностей, что в корне изменило ситуацию в первое время после образования КНР, когда наблюдалась острая нехватка кадров и специалистов из национальных меньшинств. В-пятых, в законодательной работе по национальным районным автономиям наблюдался прогресс. В июне 1958 года Госсовет опубликовал первое специальное постановление, касающееся фискального контроля национальных автономных районов, а в 1963 году в это постановление были внесены поправки. Кроме того, для национальных автономных районов был разработан ряд положений по правилам организации и специальные положения. Тем не менее, под воздействием неравномерности политического движения разработка проекта закона о национальной районной автономии осуществлялась с перерывами. 

III. Этап всестороннего отхода назад (1966-1976 гг) 

Во время «культурной революции» в условиях ошибочного руководства «левых» работа с национальностями была свернута или заменена на классовую борьбу; национальная районная автономия рассматривалась как «искусственно создаваемый раскол», «борьба за независимое государство», поэтому она была полностью уничтожена и, фактически, существовала только на бумаге. 

Во-первых, объединение, захват власти, использование насилия на начальном этапе «культурной революции» привело к продолжительным беспорядкам и полному хаосу в национальных районах. Так, объединение хунвэйбинов привело к массовым беспорядкам в Синьцзяне. Зародившийся в Шанхае в январе 1967 году «ветер захвата власти» зашагал по стране и привел к массовому насилию. Впоследствии массовое насилие переросло в «гражданскую войну». Это не только быстро погрузило национальные районы в хаос и парализовало их, но и привело к немалым человеческим жертвам. 

Во-вторых, кадры из национальных меньшинств подверглись преследованию. За годы «культурной революции» было совершено большое количество судебных ошибок. Большое количество представителей национальных меньшинств, кадровых работников и даже простых людей были репрессированы вследствие того, что на них были повешены ярлыки «идущих капиталистическим путем», «этнических сепаратистов», «шпионов», «предателей», «лиц, поддерживающих тайные связи с заграницей». Много людей тогда погибло по ошибке. Таким образом, из пяти автономных районов только в Гуанси-Чжуанском автономном районе начальником революционного комитета был назначен представитель местной национальности, на руководящие должности автономных округов и автономных уездов в основном назначались ханьцы. 

  В-третьих, система национальной районной автономии и деление на районы вновь подверглись произвольным изменениям. После «январского шторма» в большинстве органов национальных автономий произошел захват власти, они были заменены на «революционные комитеты». Некоторые автономные округа были отданы местному руководству, относящиеся к ним уезды также напрямую стали управляться местным руководством. Это не только фактически снизило административный статус данных автономных областей, но и оставило от их «автономии» одно название. В июле 1969 года по приказу «готовности к войне» три восточных сомона (административный район во Внутренней Монголии, соответствует уезду) и три западных сомона Внутренней Монголии были отданы в соседние провинции. 

В-четвертых, другие автономные права национальных автономных районов были отобраны. С точки зрения экономической помощи в период «культурной революции» не только не было введено новых политических курсов, но и существующие льготные политические курсы также были приостановлены или вообще отменены. С точки зрения образования и культуры, национальные институты были закрыты, большая часть средних и младших школ для национальных меньшинств была закрыта или преобразована в обычные учебные заведения, количество публикаций на языке национальных меньшинств существенно сократилось. В повседневной жизни традиции и обычаи национальных меньшинств рассматривались как «четыре пережитка» и уничтожались, производство специальной национальной и ремесленной продукции считалось «феодальным, капиталистическим, ревизионистскимй» и было запрещено. Большое количество монастырей, религиозных сооружений и изделий были уничтожены или использовались в иных целях, религиозная деятельность вынуждена была уйти в подполье. 

В-пятых, в законодательной работе национальных районных автономий наблюдался значительный отход назад. После того, как вспыхнула «культурная революция», не только работа по проекту закона о национальной районной автономии была прекращена, но и уже полученные результаты данной работы подверглись серьезному ущербу. Это было ясно отражено в Конституции 1975 года, которая была разработана под руководством «левых». С одной стороны, в Конституции 1975 года были уничтожены важные положения Конституции 1954 года. Например, были уничтожены важные положения, касающиеся «автономии во всех районах концентрированного проживания национальных меньшинств», это не только пошатнуло институт национальной районной автономии как основу политической системы, но и, фактически, утвердило произвольные изменения в субординации и административном делении национальных автономных районов. Также были уничтожены конкретные положения по «правам автономий», из-за чего национальная районная автономия осталась только на словах. С другой стороны, в Конституции 1975 года были признаны факты замены «органов национальных автономий» на «революционные комитеты» и «национальных волостей» на «сельские народные коммуны». Это не только изменило название политического режима, но, фактически, отняло у национальных меньшинств в районах концентрированного проживания права на автономию и внутреннее управлени. 

В-шестых, свою работу прекратили национальные рабочие учреждения на всех уровнях и тесно связанные с ними ВСНП, НПКСК и Рабочие отделения Единого фронта, они подверглись критике и даже были упразднены. В июле 1966 года на заседаниях Постоянного комитета ВСНП и Постоянного комитета НПКСК были приняты решения: отложить регулярные заседания ВСНП и НПКСК. После этого в течение восьми с половиной лет не было проведено ни одного заседания ВСНП и НПКСК. В августе 1966 года Департамент Единого фронта ЦК КПК был переименован в «Ревизионный штаб». 

В 1969 году Центральный комитет по делам национальностей был официально аннулирован; вслед за этимбыли аннулированы или объединены местные учреждения по делам национальностей во многих районах, кадры по работе с национальностями в основном были направлены в деревни или вступили в школы для кадровых работников «7-го мая».   

После инцидента 13 сентября 1971 года ультралевое течение поутихло. В январе-феврале 1972 года ЦК КПК и Госсовет провели в Пекине рабочее совещание по району Гуюань в Нинся, это стало началом в осознании опасности ультралевого течения при работе с национальностями, вновь была выдвинута необходимость добросовестной реализации национальной политики партии. В январе 1973 Мао Цзэдун издал директиву «О перевоспитании в национальной политике». Но в условиях, когда не было изменено мышление «левых», реализация национальной политики в период после «культурной революции» подверглась ограничениям, в основном это проявлялось в некоторых конкретных мерах. Например, в возобновлении производства специальных этнических изделий, в льготной политике для национальных районов, в рабочих учреждениях национальных меньшинств и т.д. 

IV. Этап восстановления и усовершенствования (с 1976 года) 

После разгрома «банды четырех» партией и государством было проведено немало работы для восстановления и усовершенствования национальной политики. Но, из-за следования «двум абсолютам» - руководящей идеологии «левых», - продолжались ошибки, в другой работе по национальной районной автономии было то же самое, и она затормозилась на два года. Вплоть до декабря 1978 года, когда прошел 3-й пленум ЦК КПК 11 созыва, после которого для национальной районной автономии, наконец-то, наступила весна восстановления и усовершенствования. Чтобы последовательно осуществлять идеи 3-го пленума ЦК КПК 11 созыва, в апреле 1979 года ЦК КПК организовало Всекитайское рабочее собрание по охране границ, наступил период восстановления и усовершенствования системы национальной районной автономии. Более чем за 30 лет реформ и открытости в работе национальной районной автономии были получены значительные достижения, привлекшие внимание всего мира. 

1. Три скачка в понимании национальной районной автономии 

До 3-го пленума ЦК КПК11 созыва понимание партией и государством национальной районной автономии оставалось, главным образом, в политической плоскости, что очень мало соответствует реальной системе. После 3-го пленума ЦК КПК 11 созыва было три скачка в понимании партией и государством национальной районной автономии. Знаковым событием первого скачка стало опубликование в 1984 году закона о национальной районной автономии. В данном законе впервые национальная районная автономия была названа важной политической системой государства. Эта формулировка стала глубоким обобщением и извлеченным уроком из опыта по работе с национальной районной автономией после создания КНР. Знаковым событием второго скачка стали внесенные в 2001 году изменения в закон о национальной районной автономии. В пересмотренном законе о национальной районной автономии впервые национальная районная автономия была названа основным пунктом политической системы государства. Данная формулировка отражала новое понимание партией и государством положения национальной районной автономии. Третий скачок был ознаменован опубликованием в 2005 году Белой книги «Национальная районная автономия Китая». В данной Белой книге национальная районная автономия впервые была названа основной государственной политикой. Это формулировка говорит о том, что после 16-го съезда понимание государством и партией национальной районной автономии поднялось на качественно новый уровень. 

2. Задачи создания национальных автономных районов в основном завершены 

За 11 лет с 1979-1990 гг. в Китае было создано 2 автономных округа, 62 автономных уезда. Для таких 8-ми национальных меньшинств, не имевших национальных автономных районов в прошлом, как мань, шэ, мулао и других, были созданы автономные уезды отдельно или вместе с другими национальными меньшинствами.[10] В феврале 1990 года китайское правительство опубликовало в основном завершенные задачи по созданию национальных автономных районов.[11] В октябре 2003 года был создан автономный уезд Бэйчуань народности цян в провинции Сычуань. Это самый молодой в Китае национальный автономный район. К тому времени в Китае всего было создано 155 национальных автономных районов. Среди них 5 автономных областей, 30 автономных округов, 120 автономных уездов.[12] Кроме того, на конец 2004 года в Китае было 1159 национальных волостей.[13] 

Между тем, были внесены необходимые коррективы в административное деление, административный статус, субординацию и даже в административную систему национальных автономных районов Китая. Например, с 1 июля 1979 года было восстановлено административное деление Внутренней Монголии, которое у него было до июля 1969 года. Чтобы реализовать систему управления уездами из провинции, в ноябре 1987 года были отменены автономные округа национальностей ли и мяо на Хайнане, а уезды концентрированного проживания ли и мяо, которые раньше относились к данному району, были изменены на автономные уезды. Кроме того, чтобы адаптироваться к потребностям социально-экономического развития, некоторые национальные автономные районы были изменены на городские округа обычного уровня и городские уезды. 

3. Сформирована система действующего законодательства  по национальной районной автономии 

В 1981 году под пристальным вниманием ЦК КПК и ВСНП была возобновлена работа по разработке проекта закона о национальной районной автономии, которая была приостановлена на много лет. В 1982 году принятие новой Конституции  стало законодательной базой для разработки закона о национальной районной автономии. 31 мая 1984 года на 2-м пленуме ВСНП 6 созыва был принят «Закон о национальной районной автономии КНР». Он стал основным законом для реализации института национальной районной автономии, а также важным результатом поддержания и совершенствования этого института. В декабре 1991 года Госсовет издал «Уведомление по нескольким вопросам о дальнейшей реализации «Закона о национальной районной автономии КНР»». Для национальных автономных районов и национальных провинций был разработан ряд правил или специальных положений об автономии. 

Чтобы адаптироваться к новым условиям социалистической рыночной экономики и развития западного Китая, 28 февраля 2001 года на пленуме ВСНП 9 созыва были приняты «Решения о внесении изменений в «Закон о национальной районной автономии КНР»». С этого времени легализация национальной районной автономии вступила в новый этап. В мае 2005 года был опубликован «Ряд положений по реализации Госсоветом «Закона о национальной районной автономии КНР»». Затем соответствующие ведомства Госсовета, провинции, в подчинении у которых находятся автономные области или автономные уезды, города провинциального подчинения, в подчинении у которых находятся автономные уезды, также выпустили соответствующие положения по реализации. 

Между тем, другие китайские законы и постановления из других категорий определили автономные права для национальных автономных районов. В настоящее время в Китае сложилась ситуация, при которой конституция является фундаментом, в основу заложен закон об автономии, а в качестве дополнительной правовой системы по национальной районной автономии выступают другие положения об автономии, отдельные положения, положения по реализации и другие положения и законы. 

4. Полномерное улучшение и расширение функций национальной районной автономии 

В первые годы после образования КНР программа по реализации национальной районной автономии делала упор на регулирование и стандартизацию политических связей между национальными автономными районами и центральным правительством, ее функции были относительно простые. После 3-го пленарного заседания ЦК КПК 11 созыва функции закона о национальной районной автономии получили полномерное улучшение и расширение. Это стало ярким отражением того, что социалистические межнациональные отношения были укреплены, акцент работы партии и государства был перенесен на работу в области модернизации. 

С одной стороны, закон о национальной районной автономии подчеркивает, что органы самоуправления должны охранять государственную целостность и национальное единство, должны в дальнейшем расширять автономные права национальных автономных районов, в особенности они должны принимать новые важные положения по комплектации состава органов самоуправления и воспитанию кадров и специалистов из национальных меньшинств. Данные положения не только включают традиционные аспекты, как например, политика, экономика, культура и т.д., но и такие новые сферы, как народонаселение, ресурсы, окружающая среда и др. 

С другой стороны, закон о национальной районной автономии поднял тему ускорения экономического и культурного развития в национальных автономных районах, был принят ряд детальных положений по поддержке и помощи в аспектах развития национальных автономных районов со стороны вышестоящих государственных учреждений. В 2001 году в поправках к закону о национальной районной автономии была четко отражена данная особенность. В мае 2005 года ЦК КПК и Госсовет совместно подготовили «Решения по дальнейшему усилению работы с национальностями, ускорению социально-экономического развития национальных меньшинств и национальных районов». Руководством для данных решений стала концепция научного развития, в них был разработан ряд важных мер по ускорению научного развития в различных сферах деятельности для национальных меньшинств и национальных районов, это был программный документ нового века и нового этапа по работе партии и государства с национальностями. 

Таким образом, 60-летняя история реализации национальной районной автономии в КНР – это история, отражающая, как партия и государство решали внутренние межнациональные проблемы с помощью марксистской теории. Данный процесс отражает общую тенденцию «передовые и отстающие в хороших условиях, середняки – в плохих». Как негативный, так и положительный исторический опыт показал, что национальная районная автономия – это действительно неизбежный этап в решении национальных проблем Китая. 

Комментарии: 

[1] Литературный кабинет ЦК КПК. «Важные избранные материалы с момента основания КНР». Издательство Литературного кабинета ЦК КПК, 2011. Том 1. С. 10. 

[2][10] Чжан Эрцзюй. «Основные линии исторического развития национальной районной автономии Китая». Народное издательство, 1995. С. 123-124, 260. 

[3][4][9] Группа по работе над темой 50 лет национальной районной автономии Китая. «50 лет национальной районной автономии Китая». Народное издательство Внутренней Монголии, 1997. С. 79, 85, 89-90. 

[5] Дэн Сяопин. Собрание избранных произведений. Том 2, С . 115. 

[6] Редакционный отдел по современной работе с национальностями Китая. «Хроника современной работы с национальностями Китая». Национальное издательство, 1989. С. 120.  

[7] «Рукописи Мао Цзэдуна с момента основания КНР». Том 1. Издательство Литературного кабинета ЦК КПК, 1996. С. 337. 

[8] Исследовательское общество Уланьфу Внутренней Монголии. «Рассуждения Уланьфу о работе с национальностями». Издательство Истории Коммунистической партии Китая, 1997. С. 409. 

[11] Государственный комитет по делам национальностей, Литературный кабинет ЦК КПК. «Избранные материалы по работе с национальностями в новый период». Издательство Литературного кабинета ЦК КПК, 1990. С. 446.  

[12] Отдел экономического развития государственного комитета по делам национальностей, Отдел сравнительной статистики национальной экономики Национального бюро статистики. «Годовой статистический справочник национальностей Китая» (2004). Национальное издательство, 2004. С. 232. 

[13] Отдел экономического развития государственного комитета по делам национальностей, Отдел сравнительной статистики национальной экономики Национального бюро статистики. «Годовой статистический справочник национальностей Китая» (2005). Национальное издательство, 2006. С. 726. 

Ссылки по теме