комментарии и ответы

Восточно-азиатская модель развития и прямые иностранные инвестиции в Китае

Время издания:25-09-2012 | Увеличить шрифт | Уменьшить шрифт

Автор:Ли Миньцзы | Источники:

  1. В этой статье рассматриваются особенности Восточно-азиатской модели развития. Главным образом внимание сосредоточено на следующих двух проблемах: объяснение причин высокого экономического роста Китая и особенности становления китайской модели развития. Сперва надо объяснить причины высокого экономического роста Китая в последние 20 лет. Затем объяснить сущность пути развития Китая как специфической Восточно-азиатской модели и ответить на вопрос: а действительно ли Китай формирует новую модель развития (которую именуют Пекинским консенсусом)?

  Многие исследователи указывают на то, что фактически нет никакой «единой» Восточно-азиатской модели развития. Поэтому в данной статье под Восточно-азиатской моделью развития будет пониматься развитие, например, Южной Кореи и Тайваня, модели характеризующейся экспорториентированным развитием сопровождающимся жестким государственным регулированием. Одной из черт восточноазиатсокй модели, таким образом, является экономическое развитие всецело поддерживаемое политикой государства.

  2. «Государство, поддерживающее развитие» является элементом политэкономической теории. Экономика всегда играла ведущую роль в развитии государств Востока, и важность эффективной экономической политики трудно переоценить. «Государство, поддерживающее развитие» — термин, появившийся в 1982 г. благодаря Ч. Джонсону, который использовал его для того, чтобы объяснить экономический успех Японии и ее развитие. После этого указанный термин стал использоваться для объяснения процессов развития недавно появившихся промышленно развитых стран Восточной Азии, чтобы объяснить вмешательство государства в  рыночную экономику, и чтобы объяснить особенности их экономического развития. Тем самым он подчеркнул, что эти страны смогли приспособить государственную политическую систему для нужд рыночной экономики.

  Изучая экономику и политическую систему развивающихся стран можно сформулировать три тезиса. Первый, политико-философский: «государственная» авторитарная система связана с экономическим развитием и гарантирует жесткое обеспечение законности [жесткое соблюдение институциональных правил игры]. Например, в Южной Корее и на Тайване «государственное» экономическое развитие связанно с необходимостью формирования условий самоподдерживающегося развития государств. Обе страны уже давно следуют принципу «модернизации посредством экономического развития, но при поддержании национальной стабильности», тем самым ориентируясь на мощную и стабильную политическую систему ведущую к национальному единству. Второе, государство должно уделять много внимания индустриальной политике: национальная индустриальная политика означает вмешательство государство в «свободную игру» рыночных сил. Например, государство для осуществления экономического развития через индустриализацию прибегает к жесткому финансовому регулированию, [прямой] финансовой поддержке частных предприятий. В-третьих, государство обладает весьма значительной государственной собственностью, государственными активами, которые также могут быть использованы для вмешательства в рыночную экономику.

  3. Восточно-азиатская модель развития и китайская модель (Пекинский консенсус). Как мы можем объяснить причины долговременного устойчивого экономического роста Китая? Экономическое развитие Китая непосредственно связано с Восточно-азиатской моделью развития. Экономическое развитие Китая — во многом являющимся воплощением Восточно-азиатского экономического чуда — также осуществляется на основе стратегии экспорториентированного промышленного развития реализуемого посредством мощной государственной поддержки. Относительно модели развития Китая следует отметить, что неолиберальная модель и ориентированное на рынок развитие существенным образом влияет и на Китай. Неолиберальная модель характерна и для Китая, в особенности если мы коснемся вопроса стимулирования производства и прямых иностранных инвестиций (FDI). Это стимулирование основано на сравнительных преимуществах ориентированной на экспорт индустриализации и экономических мерах либерализации. С середины 1990-ых гг. экономическое развитие Китая все более опирается не на государственный, а на частный сектор экономики, в том числе на привлечение иностранных предприятий. Таким образом негосударственный сектор играет важную роль в экономической политике государства. Поэтому в процессе экономического развития Китая так много внимания уделяется вопросам включения Китая в мировое экономическое сообщество на современной фазе глобализации. Как уже было отмечено выше Восточно-азиатская модель развития характеризуется акцентом на активное вмешательство государства в рынок. Модель развития Китая подобна Восточно-азиатской модели развития в следующих двух аспектах. Во-первых, Китай изначально в процессе реформ ориентировался на экономический суверенитет и самоподдерживающееся развитие. Во-вторых, экономическая политика Китая соответствует ориентированной на рост экономической политике любой Восточно-азиатской страны (проявляющейся, например, в индустриальном реструктурировании и [специфической] финансовой политике). Развитие специальных экономических зон, ориентированная на экспорт политика экономического развития, к тому же всецело определяемая интересами государства подтверждают приверженность Китая к Восточно-азиатской модели. Однако от этой модели Китай отличает жесткость и централизованность власти, централизация которой усилилась в 1990-ые гг.

  Китай с конца 1990-ых гг. начал ориентироваться на формирование собственной модели развития, отличной от Восточно-азиатской. И вместо неолиберальной модели развития, известной также как Вашингтонский консенсус, появилась в итоге уникальная китайская модель. Модель развития Китая называют Пекинским консенсусом. С начала реформ Китай начал активно привлекать прямые иностранные инвестиции (FDI), которые сыграли важную роль в процессе экономического развития Китая. И если Япония, Южная Корея, Тайвань в конечном счете стали ориентироваться на протекционистскую политику, то Китай напротив следовал политике открытости, ориентируясь на возможность осуществления своей экономической экспансии. В декабре 2001 г. Китай завершил процесс вступления ВТО. Так в чем же особенности китайской модели развития и ее отличия от неолиберальной модели? Китай подчеркнул уникальную природу своей модели развития следующим способом. Сперва в ходе экономического развития использовалась авторитарная политическая система. Как только процесс развития достиг определенных результатов, начался процесс демократизации общества. Во-вторых, в 1997-98 гг. в период азиатского экономического кризиса в отличие от Восточно-азиатских стран Китай сориентировался на устойчивость экономической системы [на основе жесткого государственного регулирования] и смог избежать его последствий. Что и привело к появлению уникальной модели, названной Пекинским консенсусом.

  Однако, ответственна ли неолиберальная экономическая политика в иных Восточно-азиатских странах за финансовый кризис в Азии 1997 г.? Исследователи указывают, что Восточно-азиатская промышленная и рыночная политика не являются причиной финансового кризиса. В восточноазиатских странах правительственная поддержка собственных [экспорториентированных] отраслей промышленности выгодна, и выгодна она именно тем отраслям, которые нуждаются в явных или скрытых инвестиционных гарантиях. Однако, чрезмерная увлеченность прямыми иностранными инвестициями может привести к опасности финансовых неурядиц. Но эта опасность компенсируется поддержкой развития высоких технологий, и ускорением темпов роста индустриальной базы экономического развития. Конкуренция в сфере инвестиций, быстрое увеличение двойных инвестиций в основном секторе привели к множеству банкротств предприятий и явились причиной снижения доверия международных инвесторов. Это и послужило причиной финансового кризиса.

  4. Восточноазиатская модель развития и прямые иностранные инвестиции (FDI). Южная Корея и Тайвань предпочли гарантировать контроль независимости своих экономик политике привлечения прямых иностранных инвестиций. Предпочтение отдается все же государственным займам. Зависимость же Китая от прямых иностранных инвестиций очень высока. Почему Китай предпочитает госзаймам привлечение прямых иностранных инвестиций?

  Что касается Южной Кореи и Тайваня, то в течение холодной войны им предоставлялась обширная финансовая помощь [посредством госзаймов]. Чтобы содержать распространение коммунизма и поддержать собственную гегемонию Соединенные Штаты обеспечили эту помощь. С помощью Соединенных Штатов Южная Корея с 1978 до 1981 получила большую поддержку от Международного Банка Реконструкции и Развития (МБРР). Соединенные Штаты, обеспечивая кредиты [международных финансовых структур] Южной Корее и Тайваню, в свою очередь призвали эти страны к проведению [неолиберальных] экономических реформ.

  Однако, Китай, в отличие от Южной Кореи и Тайваня, не мог рассчитывать на госзаймы и помощь международных финансовых структур. Поэтому в таких обстоятельствах прямые иностранные инвестиции, привлечение зарубежного капитала, стали выходом для Китая, сделав более доступным инвестиционный капитал для развития промышленности и технологий.

  Начало открытия китайского рынка с середины 1990-ых гг. стало способом приспособления к глобализации и экономической либерализации — неизбежный результат изменений в международной экономической среде. Восточноазиатские страны с 1995 года также ориентируются на избавление от протекционистской торговой политики. Это является началом новой эры либерализации, основанной на открытии также и финансовых рынков. Китай участвует в этом процессе с 2001 г. и имеет возможность для открытия своих финансовых рынков и рынков в сфере услуг.

  К концу 1980-ых гг. восточно-азиатским странам было позволено выйти на американский рынок [со своими товарами] через ориентированные на экспорт отрасли промышленности. Экспорт тайваньской продукции в Соединенные Штаты сразу составил 40% общего объема экспорта Тайваня, и 34% для Южной Кореи. Для Южной Кореи в конце 1980-ых гг. Соединенные Штаты стали седьмым крупнейшим торговым партнером. Но с конца 1980-ых гг. США начали обращать больше внимание на обеспечение собственных экономических интересов. Что привело к диспропорциям в региональной торговле и финансах.

  5. Говоря об общей Восточно-азиатской модели развития или же об уникальной китайской модели, следует отметить, что и неолиберальная модель, и китайская модель изначально ориентированы на привлечение прямых иностранных инвестиций, которые играли и играют существенную роль в экономическом развитии. Что и определяет сходство этих двух моделей.