комментарии и ответы

Политика регулирования трудовых отношений в переходный период: опыт и проблемы Китая

Время издания:25-09-2012 | Увеличить шрифт | Уменьшить шрифт

Автор:Чжан Юньмэй | Источники:

  Эта статья посвящена изменениям, происходящим с рабочим классом Китая, который является ключевым элементом «фундамента трансформации» социалистического общества в переходный период. Хотя влияние рабочего класса структурно было ограничено в ходе всего периода системных преобразований в Китае, тем не менее к его изучению необходимо обратиться, поскольку это важно для осуществления политики регулирования трудовых отношений, которая концентрируется на проблемах трансформации и децентрации рабочего класса, преобразования и появления новых трудовых организаций, изменения в природе государства, капитала и труда. Рабочий класс все равно будет определять политическое развитие Китая и станет ключевым фактором политических изменений в будущем. Имея в виду сказанное выше о перспективах развития трудовых отношений в Китае, обратимся к анализу политики переходного периода, рассмотрев ее с позиции труда.

  Процесс развития Китая привлекал внимание ученых с начала осуществления политики реформ и открытости. Градуализм, демонстрируемый Китаем в реформах и процессе социальных изменений, существенно отличал его от советской модели трансформации, присущей иным социалистическим странам, от капиталистической модернизации в станах Запада и от пути развития Восточно-Азиатских стран. Характеризуя реформы, многие исследователи пытались определить суть «китайской самобытности (Cnineseness)» или «китайской модели (китайского пути)» различными способами. Если ранее предпринимались усилия в направлении синификации объяснительных конструкций, призванных объединить западные теории и китайские традиции, то с недавних пор многие исследователи предпочитают говорить о «Китайской модели» исключительно в русле рассуждений об особом китайском пути развития. Китайская модель предполагает ориентацию на самоподдерживающееся развитие и обычно рассматривается как альтернатива западной неолиберальной модели развития. Китайская модель, имея большое общественно-историческое значение, поскольку демонстрирует возможность существования различных путей развития социалистической системы и развивающихся стран, представляет собой все же не столько альтернативную модель развития, сколько китайский вариант практического разрешения противоречий в каждом конкретном случае. Кроме того [рассуждая о китайском пути], необходимо задаться вопросом о том, в чем же проявляется уникальность Китая с точки зрения регулирования трудовых отношений и каковы характеристики прав и статуса социалистических трудящихся с позиции неолиберальной политики. Сущность китайской модели развития в политическом и социальном плане может быть определена лишь тогда, когда мы сможем понять какую пользу принесла реализация этой модели китайским гражданам, не вдаваясь в абстрактные рассуждения о трансформации национальных стратегий.

  Политика регулирования трудовых отношений в переходный период и текущие проблемы

  Реформа системы собственности в течение всего переходного периода была основной проблемой, затрагивающей сущность социалистической системы. В отличие от Советского Союза, который выбрал неолиберальную программу приватизации государственных предприятий как один из ключевых элементов реформы, Китай продлил существование значительных объемов государственной собственности, попытавшись сохранить ее фундаментальный статус в рамках системы и, в результате, столкнулся с трудной задачей, поскольку реформы не могли не затронуть и государственные предприятия. Рабочие гораздо чувствительнее реагируют на ускорение приватизации государственных предприятий, чем на любые другие проблемы, возникшие в процессе реформ. И тот факт, что приватизация в Китае вызвала сопротивление со стороны рабочих, легко связать с тем, что приватизация была осуществлена во многом в атмосфере непонимания и отсутствия прозрачности. Рабочие оказались исключены из этого процесса.

  Но что является значимым для этого процесса, так это системные и идеологические вопросы. Рабочие Китая начали ориентироваться на легальные институциональные ресурсы, которые позволяют им защищать свои интересы и демократические права, а также использовать идеологические ресурсы, чтобы отойти от позиции постоянно защищающегося. При выражении своего недовольства рабочие принадлежащих государству предприятий пытаются опереться на стратегию обсуждения, критикуя текущую ситуацию на основе мобилизации их прошлого опыта. Например, многие участники демонстрации рабочих в северо-восточном регионе — пенсионеры и временно безработные [в связи с приостановкой производства]. Логика, на которую они опираются в сопротивлении — их жизненный опыт, полученный в социалистической системе, а коллективная память о становлении социализма становится важнейшим элементом классового сознания и моральным ресурсом рабочих государственных предприятий. Подобную апелляцию к прошлому в дискуссиях по социальным вопросам невозможно обнаружить в других социалистических странах. Подобные действия рабочих Китая, которые в процессе защиты своих прав и интересов используют социалистические ценности, показывают, что, хотя идеология социализма трансформировалась, тем не менее, она продолжает оказывать влияние на китайское общество, и, вероятно, этот факт будет еще долго воздействовать на ход и характер реформ в Китае.

  Однако, на внешние и внутренние аспекты состояния рабочего движения в Китае оказывают влияние также концентрация и рост рабочих сил. Прежде всего, глобальное перемещение капиталов и производств обеспечивает новое основание для усиления рабочего движения в Китае. Однако, Китай ворвался в глобальный экономический порядок одновременно включаясь и в процесс индустриализации, и в процесс глобализации [производства]. Подобные существенные изменения под названием «глобализация» создают крайне неблагоприятные условия для рабочего класса. То есть формирование и рост классовых различий, которыми сопровождается процесс индустриализации, трансформируется также в вопрос социальной стратификации, вопрос, который скрыт за фасадом процесса глобализации. Таким образом, проблема вновь появившихся классовых различий рассматривается как неизбежная дифференциация, возникающая в ходе фундаментальных преобразований социальной системы. Ситуация, неблагоприятная для труда проявляется при взгляде на внутренние проблемы рабочего класса Китая. Хотя рабочие социалистических государственных предприятий вытеснены процессом маркетизации на невыгодные позиции, они все еще требуют сильной защиты именно от государства и пытаются получать максимум безопасности, четко разделяя свои интересы и интересы нового трудового класса [возникшего в ходе маркетизации и реформ]. Новый трудовой класс также имеет трудности с определением своей идентичности в качестве рабочих и с соблюдением прав, гарантируемых законом, из-за долговременной инерции процесса трансформации социалистической системы. Китайское руководство управляет процессами на рынке труда и трудовыми отношениями, которые сложились исторически и установлены институционально, лишь в той мере, в какой это возможно. Таким образом не только двойственная политика [государства] и слабая гомогенность рабочего класса, но также и дифференциация идеологии, которая является главными инструментом борьбы рабочих в Китае с правительством, зависимость рабочего движения, ограничения борьбы трудящихся на местах и т. д. — характеристики демонстрирующие уязвимость китайского рабочего движения. Кроме того ситуация усложняется тем, что системная трансформация в Китае осуществляется посредством не отмены существующих форм [рабочего движения], а посредством расширения возможностей новых форм и пересмотра уже существующих. Таким образом, получается, что сам длительный процесс трансформации системы собственности, основные спорные проблемы, связанные с изменением трудовых отношений, сознание владельцев собственности, структура рабочего класса находятся в противоречии с современной системой собственности. Эти противоречия и влияют на формирование специфической классовой идентичности, которая характеризует рабочее движение в Китае.

Институты и законодательство, регулирующее трудовые конфликты

  Из-за изменения политической ситуации и социально-экономических требований китайское руководство с самого начала реформ признало необходимость учета жалоб рабочих и получения народного одобрения институциональными средствами. В частности, очевидно, что правительство не может осуществлять свою власть эффективно без того, чтобы включить основные классы, представляющие социалистическую идентичность, в рамки политического процесса. Экономическое развитие требует нормальных трудовых отношений, которые в свою очередь поддерживаются посредством определенного трудового законодательства. Чтобы институционализировать требования рабочих и включить рабочий класс в новую систему, государство предоставило соответствующие права на создание профсоюзов и предложило им взять на себя некоторые социальные функции в соответствии с трудовым законодательством.

  Одной из задач, связанных с усилиями по стабилизации трудовых отношений через определенные правила, стала задача установления права на забастовку и принятие закона, учреждающего трудовые контракты[1]. Дискуссии по законодательству, регулирующему трудовые отношения показывают, что Китай пытается поставить рабочее движение под контроль государства, налаживая трудовые отношения, существенно трансформировавшиеся в ходе реформ, институциональным путем. Институты и соответствующее законодательство используются в Китае как основание для того, чтобы поддержать влияние массовых организаций, существующих под контролем государственной системы, и гарантировать реализацию многих из их социальных полномочий. То есть создание юридических условий для обеспечения устойчивости трудовых отношений как основания экономического роста должно облегчить процесс управления трудовыми отношениями и, в то же самое время, позволит расширить юридические права трудовых организаций и отдельных рабочих. С этой точки зрения в Китае предпринимаются усилия, направленные на оказание поддержки рабочему классу, постепенное расширение прав рабочих, учет общественного мнения посредством дискуссии по совершенствованию трудового законодательства и введению законов типа закона, учреждающего трудовые контракты. И хотя рабочее движение выглядит относительно изолированным и находится в своей ранней стадии трансформации, но важно уже то, что рабочие просто обратились к проблеме защиты своих прав и увеличивают, в связи с этим, усилия направленные на укрепление рабочей солидарности.

Профсоюзы, и возможность новых рабочих движений

  В связи с быстрым ростом трудовых споров китайские профсоюзы, прибывающие в неоднозначной ситуации, испытывают серьезный кризис идентичности. Подобная «неоднозначность» связана с тем, что, с одной стороны, они призваны играть роль социального клапана, обеспечивающего стабильность перехода к рыночной экономике под руководством партии и, в то же самое время, роль представителя интересов рабочих. Как показывает опыт, для того, чтобы облегчить переговоры между предпринимателями и профсоюзами об условиях труда, необходимо использовать средства, усиливающие роль профсоюзов как представителей интересов рабочих, но использование этих средств наталкивается на ограничения политической среды, окружающей профсоюзы, а также на проблему демократии внутри организаций и т. д. В связи с этим следует обратить внимание на разделение организаций на профсоюзы общенационального уровня и профсоюзы предприятий. В 1990-е гг. правительство Китая нуждалось в мобилизующей способности профсоюзов, которую можно было бы использовать во благо реформ, а профсоюзы ориентировались на мощную поддержку государства, которая позволила им оказывать организованное влияние на процесс осуществления реформ. В принципе правительство Китая предоставило более широкие социальные возможности профсоюзам, и посредством подобного расширения возможностей профсоюзы усилили свое влияние. Однако, усиление влияния профсоюзов [на общенациональном уровне] не означает расширения их влияния на уровне предприятий. Всекитайская Федерация Профсоюзов (ACFTU) пытается осуществлять преобразования в направлении усиления собственного влияния и выживаемости в рамках существующей политической системы, но профсоюзам на уровне предприятия, непосредственно осуществляющим контакт с рабочими в цехах, требуется расширить свою социальную автономию и независимость от [менеджмента] компании. Дальнейшая структурная дифференциация профсоюзов в Китае может завершиться разногласиями в действиях между профсоюзами общенационального уровня и работниками на уровне конкретных предприятий, поэтому стратегия развития профсоюзов уровня предприятий в деятельности по представительству интересов рабочих должна реализовываться различными способами в соответствии именно с региональными и отраслевыми условиями. Хороший при мер — самый последний случай с Wal-Mart[2].

  Важным является также то, что различные типы профсоюзов могут быть созданы при условии, если официальная позиция Всекитайской Федерации Профсоюзов позволит расширить активность действий рабочих. Поскольку существующие официальные профсоюзы во-многом не способны представлять интересы рабочих, то эту функцию должны взять на себя различные неофициальных трудовые организации. Различные консультационные организации для работников, существующие по всей стране, связанные с такими неофициальными организациями, представляют собой неправительственные организации. Они, например, обеспечивают юридическую помощь городским рабочим недавно прибывшим из села, помогают им найти работу, в том числе и при поддержке университетских научно-исследовательских институтов, иностранных компаний и международных неправительственных организаций. Безусловно их действия, направленные на защиту социальных и экономических прав рабочего человека, очень полезны, но они не стремятся к политической демократизации Китая. Однако некоторые новые неправительственные организации все же предпринимают попытки решить практические проблемы политическими «левацкими» методами. Они подталкивают общество к созданию рабочими и крестьянами системы самоуправления и непрерывно поднимают вопросы о характере китайского социализма.

Заключение

  Перспективы исследований проблем переходного периода имеют ясную целенаправленную характеристику и ориентированы на разработку новых подходов к изучению процесса модернизации политических отношений. Важной целью является дальнейшее изучение перспектив расширения влияния общества на власть и, в частности, рабочего класса, который является главным актором в переходный период. Необходимо изучать тенденции развития существующих социалистических ценностей, связанных с социальной защитой и равноправием. Мы должны помнить, что реформа [политической] системы в Китае и быстрый экономический рост вовсе не предполагает демонтаж социализма. Основой [социальной] легитимности реформ может служить восстановление элементов социализма.

  Рабочий класс в Китае дифференцируется и реорганизуется в новую социальную силу. Кроме того, в контексте китайских реформ рабочее движение начало выходить за рамки существующей системы. Эта тенденция ускоряется социально-экономическим давлением на официальные профсоюзы, появлением новых трудовых классов, отменой ранее существовавшей дискриминации, активизацией различных неофициальных организаций и т. д. Китайские реформы, осуществляющиеся в рамках системы социалистических ценностей, должны вобрать в себя все эти новые тенденции развития социально-трудовых отношений, тем самым поставив вопрос о большом значении китайской модели [реформ].


  [1] 20 марта 2006, Постоянная комиссия ВСНП обсудила принятие закона, учреждающего трудовые контракты, что имело большой социальный резонанс. До 20-ого апреля, в ВСНП пришло 190000 писем от компаний, социальных организаций, специалистов, и 65% из них были от рабочих. В процессе обсуждения закона, непосредственно связанного с выгодами рабочих, многие из них проявили большую заинтересованность в трудовых контрактах, а также в решении проблем задержки заработной платы, сверхурочной работы, страхования и т. д. Особый интерес вызвала дискуссия о необходимости законодательно установленного равноправия работников промышленности и работников аграрного сектора, около 300 из которых потребовали «равноправия в оплате труда».

  [2] Недавняя ситуация на Wal-Mart — пример антипрофсоюзной деятельности. В Китае этот случай привел к резко негативной реакции на отрицание необходимости заключения коллективных договоров с профсоюзами [особенно свойственной транснациональным корпорациям]. Всекитайская Федерация Профсоюзов в 2004 г., наблюдая за исполнением Акта о Профсоюзах, настоятельно порекомендовала транснациональным корпорациям типа Wal-Mart, менеджмент которого препятствовал учреждению профсоюза, соблюдать китайские законы и разрешить работникам как можно скорее организовать профсоюз, и, как следствие, сразу был организован первый профсоюз на предприятиях корпорации Wal-Mart в провинции Фуцзянь. Однако, профсоюз же циньзянского филиала корпорации Wal-Mart пока включает только 30 членов из приблизительно 500 служащих филиала, а большинство работников даже не знает о существовании профсоюза. Хотя профсоюз и был учрежден, члены профсоюза проявляют обеспокоенность проблемами, связанными с возможным закрытием филиала инициированным руководством корпорации находящимся в США, а также усилиями менеджмента корпорации Wal-Mart направленными на непредоставление профсоюзу необходимого помещения и средств. Кроме того, многие из служащих боятся возможных проблем с продвижением по службе, предоставлением отпусков, выплатой премиальных и т. д., которые могут последовать из-за их участия в профсоюзе и, фактически, члены профсоюза вынуждены уже подыскивать другую работу, предполагая возможность увольнения. Все это не способствует развитию профсоюзов в рамках подобных транснациональных корпораций.