комментарии и ответы

Эпоха и вызовы процессам политического и социального развития Китая и России в XXI веке

Время издания:25-09-2012 | Увеличить шрифт | Уменьшить шрифт

Автор:Сян Голань | Источники:

  В данной статье рассмотрены два аспекта: прежде всего это сама эпоха [многолетних изменений], а во-вторых, вызовы процессам политического и социального развития Китая и России в XXI веке. Следует отметить, что существующие политические и социальные модели развития наших стран столкнулись с различными вызовами. Однако в прошлом у нас есть сходство путей преобразования. Поэтому, сталкиваясь с подобными вызовами, современные изменения необходимо рассматривать с этой точки зрения.

  I. Постижение эпохи.

  1. Политические аспекты.

  С политической точки зрения ленинизм дал нам научный подход к изучению истории. Какой класс является базовым классом, принимающим решения в определенную эпоху, тот и определяет социальное развитие. В соответствии с этим принципом история может быть разделена на феодальные времена и на капиталистическую эпоху.

  Конечно, чем более длительный период мы рассматриваем, тем более отчетливо видны стадии развития. Ленин, например, писал о стадии пролетарской революции и империализма. Она также известна нам как эпоха перехода от капитализма к социализму. Мы часто говорим, что это — эпоха мира и развития. Такое понимание отличается от широкой перспективы определенной исторической стадии.

  Современность характеризуется противоречиями, потому что существование буржуазии все еще является определяющим аспектом эпохи, но современное отличие ее от ее же состояния в прошлом заключается в том, что буржуазное развитие приняло форму диверсификации капитала. Возникли противоречия между развитыми и развивающимися странами, которые воплощаются в современные противоречия между Севером и Югом. Но при этом не исчезают и другие конфликты, типа конфликта пролетариата и буржуазии, противоречия в рамках империалистической группы монополистического капитала, да и сами противоречия между империалистическими странами. Ленин отмечал, что в более ранний период с накоплением капитала в мире начинается движение, которое обостряет борьбу. И даже в мире, действующем по правилам империалистической мировой гегемонии, локальные войны никогда не останавливаются и запугиваемые империалистическими странами развивающиеся страны никогда не бросали свою борьбу за действительно независимый статус.

  С конца Холодной войны Соединенные Штаты приобрели статус «единственной сверхдержавы», сложились исторические возможности для расширения их гегемонии в мире, сформировался достаточно прочный фундамент для их долгосрочного доминирования в процессе глобального накопления капитала. И с разрушением былого баланса биполярности Соединенных Штатов и Советского Союза, существовавшего в течение Холодной войны, в сегодняшнем мире начались новые конфликты: война в Ираке, израильско-палестинский конфликт, ядерная проблема Северной Кореи и так далее. Эти проблемы являются результатом закулисных игр, инспирированных США. А цель — подчинение политической воли США правительств Западных стран и их капиталистов для того, чтобы обеспечить экономические интересы США в мировом хозяйстве и все усиливающейся конкуренции между Западными странами.

  2. Эпоха деятельности по формированию условий для осуществления экономической глобализации.

  Происходящие в современном мире процессы можно рассматривать как объективный процесс. Его содержание включает объективный процесс капиталистического развития в рамках истории человечества и неизбежность продвижения к интеграции мира на основе [тесных] экономических взаимоотношений. В соответствии с [основной] перспективой развития социальной истории объективный процесс формирования рыночной экономики непреодолим, это, можно сказать, определенная стадия развития общества, [определенная] закономерность. И эта тенденция распространения экономической глобализации определяет особенности экономического развития наших стран, экономический и политический фон их взаимодействия в XXI веке.

  Экономическая глобализация сперва проявилась в экономической жизни, а затем и в политической, и в культурной. В рамках процесса экономической и политической модернизации, в то же самое время, осуществляется модернизация и наших национальных культур. В процессе глобализации формируется глубинная сущность современной культуры, обеспечивая возможность избавления от [социального] застоя. Современный тип развития в мире — это тип экономически ориентированного развития, и, как Китай, так и Россия — яркие примеры осуществления подобных модернизационных проектов. Экономическая модернизация во многом предопределила историю двух наших стран. Мы решили учиться у Запада методам осуществления экономической модернизаци, использованию передовых технологий и передовых методов управления. Экономическая глобализация имеет прямое отношение к процессу модернизации двух наших стран и обеспечивает возможность их развития семимильными шагами.

  Однако этот процесс имеет также отрицательные последствия, например, в следствие объективного процесса расширения возможностей для накопления капитала, и, соответственно, эксплуатации. С экономической точки зрения эпоха глобализации — это эпоха, в которой ведомый США западный буржуазный мир осуществляет империалистическую экспансию и устанавливает свою гегемонию в рамках мировой экономики, навязывая изменения под флагом неолиберализма, не принимая во внимание вопросы равенства потенциалов разных стран и сегментацию мирового рынка. Развитие мира в эпоху империализма, фактически, зависит от способности мирового финансового капитала обеспечить создание транснациональных монополий в империалистических странах и формирование их международной коалиции для поддержки и защиты [империалистического капитала]. Цель такого развития — извлечение монополистической прибыли на основе реализации правил свободной торговли и удушения международной конкуренции.

  Но селективность — фундаментальная особенность эпохи экономической глобализации. Это закон отбора. Экономическое развитие наших стран на протяжении всего XX столетия демонстрирует нам опыт, который вступает в противоречие с описанными выше закономерностями. Поэтому мы не должны игнорировать закономерности экономической глобализации, укрываясь от нее, а напротив, мы должны мужественно встретить ее вызовы.

  II. Китай и Россия перед [глобальными] вызовами будущего.

  Анализируя процесс политического развития России в XXI столетии, мы имеем основания говорить о множестве вызовов, брошенных идеологии и политической теории, вызовах, в ответах на которые в XX столетии были допущены ошибки, повлиявшие впоследствии на процесс модернизации в целом. История говорит нам о том, что трансформационные процессы должны осуществляться всегда с учетом исторической задачи изменений. И возникающие в ходе трансформации ошибки, вероятно, связаны с прошлым по-разному. Поэтому, исходя из анализа текущей ситуации и хода реформ в целом, следует обратить внимание на три аспекта.

  Россия упустила из виду в процессе социального и политического развития, что ее реформы осуществляются не в вакууме, а на фоне расширяющегося влияния империалистического капитала [в процессе экономической глобализации]. И этот факт обязательно должен учитываться при формулировании [основных положений] внутренней и внешней стратегии развития. Изучая многочисленные вызовы, особенно теперь важно учитывать их классовый характер. Необходимо обратить внимание на идеологические и теоретические аспекты основных вызовов, брошенных нам [процессом экономической глобализации]. В связи с этим важнейший аспект развития — экспорт ценностей и моделей западной системы, прежде всего благодаря [экспансионистской] активности США. Мы могли бы не принимать во внимание этот процесс, если бы это были лишь действия индивидуальных капиталистов, но поскольку это деятельность целого [социального] класса, то его нельзя не учитывать. В том числе можно обратить внимание и на тот факт, что радикальные изменения в странах Восточной Европы и распад Советского Союза был вызван внешними факторами. Драматичные изменения в Советском Союзе повлияли также на проблемы, с которыми столкнулись и мы в 1989 году.

  Фактически многие изменения в наших странах имели место в мире уже после указанных событий. И мы должны учитывать этот факт и вызвавшие его причины. Можно указать на следующие четыре главных причины: прежде всего, следует отметить, что в процессе экономической глобализации за [все усложняющейся системой] экономических связей не просто увидеть людей, поэтому нельзя игнорировать классовые интересы. Во-вторых, изменения происходят в период [усиления экспансии] [нео]колониального империализма, в эпоху империалистической глобализации осуществляющейся под лозунгами вроде «защита прав человека выше принципов [государственного] суверенитета», «отказ от государства [в пользу надгосударственных структур глобального регулирования]» или «[глобальная] война против терроризма». В-третьих, страны Запада в своем развитии не учитывают факт существования социалистических политических и социальных движений. Многие из них [вообще] не способны к контактам с современной социалистической страной. В-четвертых, нам необходимо учитывать опыт социальных изменений длившихся дольше чем 10 лет с начала политики реформ и открытости. В прежнем Советском Союзе с 1987 года попытались создать «пан-политическую, пан-идеологическую» политическую систему, и Советский Союз отрицал, что тем самым он поднимает на щит «идеальную» модель капиталистической экономики. В результате осуществления подобной политики сформировалась «аполитичная и внеидеологическая» атмосфера, в которой и стали осуществляться дальнейшие реформы, но уже без поддержки [общества].

  Таким образом, исходя из классового подхода и анализа развития внутренней и внешней ситуации, мы можем наблюдать основную стратегическую перспективу [развития]. Разумеется, истина заключается не в сверхидеологических построениях, а в фактах конкретной жизни людей. Это необходимо учитывать при изучении эпохи и ее вызвов, а не полагаться исключительно на «автоматизм» осуществления закономерностей стадиального развития.

  К адекватному восприятию соотношения политики и экономики.

  Политика — концентрированное отражение экономики. Это — основной принцип Марксизма. Даже в самом пылком соревновании политических и экономических сил в  современных международных отношениях это так. Однако, в XX столетии две наши страны в развитии политических и экономических сил имели неверную интерпретацию их соотношения. [В свое время] в Китае это чуть не привело народное хозяйство к краху. Да и со времени образования и до распада Советского Союза зачастую это соотношение не учитывалось. Горбачев и созданная его политикой «аполитичная и внеидеологическая» атмосфера не ориентировались на всестороннее влияние [на национальное развитие] экономической глобализации, что и привело к известным экономическим и политическим проблемам. Теперь мы можем наблюдать то же самое, что и в прежнем Советском Союзе, с процессом расширения НАТО на Восток, так называемыми «оранжевыми революциями» и т. п. Это демонстрирует важность учета соотношения политически и экономики на фоне экономической глобализации для социального и политического развития России. Особенно хотелось бы подчеркнуть, что основой ясного понимания политических и военных вопросов является учет экономической составляющей процесса развития. Важнее всего развитие экономики, повышение уровня жизни людей, от которых зависит и богатство государства в целом.

  О трансформации политической теории.

  В современных дискуссиях в русле «левой» политической теории обращается особое внимание на расширение трактовок политической идеологии, экономической теории, на отрицательные аспекты [функционирования] капиталистической экономической системы и способов ее регуляции, на антиглобализм и т. д. Разумеется, эти идеи не должны игнорироваться ни в рыночных исследованиях, ни в области идеологии.

  Здесь следует обратить внимание на негативное влияние исторического нигилизма и неолиберализма. В исследовании некоторых фундаментальных проблем, типа проблем развития социальных систем, трансформации социальных ценностей, решения социальных проблем, стиля руководства и идеологии необходимо учитывать существование двух систем, двух руководящих идеологий и различия в ценностях. Некоторые отстаивают многопартийность политической системы, некоторые отстаивают идеологический плюрализм и необходимость защиты интересов общества и человека и так далее — все это проявляется в России в процессе ее дальнейшей демократизации и либерализации, а также на Украине и других странах. Следует, однако, отметить, что все подобного рода тенденции пока ориентированы на защиту интересов лишь узкого круга людей, в то время как на Западе они рассматриваются как необходимый фон социально-политических изменений.

  Таким образом реакция на вызовы современной эпохи должна быть адекватной эпохе, и в Китае эта идея играет ведущую роль в политической и социальной жизни, поскольку ее игнорирование может привести к росту социальной напряженности и возникновению препятствий на пути модернизации.